В Свердловской области новорожденного не смогут спасти без полиса ОМС

Общество

Бывает так: спасешь человека, и ты герой. А бывает наоборот… В России в XXI веке умирает новорожденный ребенок. Чтобы спасти его, требуется полис ОМС. Или 110 тысяч рублей. Ребенок рожден ниоткуда. Мать — гражданка Казахстана. Екатеринбургские врачи самоотверженно делают операцию, но предупреждают: или деньги, или ОМС. А иначе…

Надежда Кайсумова переехала из Казахстана в Россию в 2009 году вместе с родителями. Личная жизнь не сложилась. В селе Липовское Режеского района их называли беженцами. Хотя какие они беженцы? Просто хочется лучше жить. Молодость проходит, а жизнь идет. Поселились в скромной избушке. Нашли кой-какую работу на ферме. А потом к черноокой Наде стал захаживать Артем. Захаживал, захаживал, а потом как узнал, что Надежда понесла, так и смылся.

Василина (имя ребенка изменено) родилась насквозь больная. Гидроцефалия головного мозга, проблемы с кишечником. Такие не живут более двух недель. Но врачи сказали: делаем срочную операцию, чтобы спасти жизнь. Но вы там тоже подсуетитесь. Или деньги, или полис ОМС. Мы будем ждать. А то ведь скоро вторая операция на подходе. По кишечнику. Там стоимость 170 тысяч рублей. Потянешь, мать?

Что было делать? Как спасать ребенка? Папы нет. Вся родня "негры" (неграждане России). Кто поможет гражданке Казахстана пусть хоть и в дружественной, но рыночной стране?

Но нашелся герой! Сосед Сергей Александрович Пучков. Он, узнав о беде, вызвался стать названым (фиктивным) отцом малютке. Так, во всяком случае, писали местные газеты. Оформили гражданство для ребенка, инвалидность. Спас этот человечище маленькую, только что начавшуюся жизнь!

Денег платить за операцию не надо. А наоборот, деньги пошли от государства. И пенсия по инвалидности, и родовые, и пособие. Тысяч 20 в месяц. Суммы для села Липовское, прямо скажем, солидные. А для бедной Надиной семьи просто манна российская! Но пошли они на счет Сергея Александровича Пучкова. Гражданина России. Свеженазваного отца девочки-инвалида. А уж тот отдавал настоящей мамаше в руки денежные средства. И все были счастливы.

Прошло два года. И прошли две операции. Для малютки Василины нужна была третья. Тут оказалось, что не все детские выплаты получала Надежда от своего благодетеля. Это она заявила буквально на днях журналистам. И разразился скандал! Благородный (пусть и фиктивный) отец обкрадывал малютку? А с другой стороны, алчная мать, вместо того чтобы благодарить по гроб благодетеля, становится в третью позицию и требует материальной компенсации? Нет, здесь что-то не так!

Я приехал в Екатеринбург вовремя. По факту публикаций в СМИ Свердловская областная прокуратура проводила проверку. Я был включен в группу проверяющих прокуроров. Как наблюдатель естественно. У прокуратуры от журналистов секретов нет.

Как спасать ребенка? Папы нет. Страховки нет. Гражданства тоже. Вся родня "негры" (неграждане России)

По первичным показаниям, которые собрали сотрудники полиции, сожительница сама предложила своим соседям блестящий выход. Правда, этот выход попахивает мошенничеством. Ведь генетическая экспертиза все равно покажет, кто отец. Но, с другой стороны, надо было спасать девочку. Или находить деньги. А где их возьмешь в Липовском?

…За занавеской мелькнули чернявые брови на смуглом лице. Надя дома! На морозе сушились детские колготочки. Сели на кухне, чтобы не разуваться. Там линолеум.

— Я сама и не рада, что так все пошло, — рассказывает Надежда. — Мы искали, искали. Тут наши друзья Пучковы предложили этот вариант. Девочка умирала. Поймите, нам надо было что-то срочно решать! А 110 тысяч — это просто фантастика. Где их взять? Посмотрите, как мы живем.

Избушка делится на прихожую, кухню с печкой и светелку. Не разгуляешься. Правда, в светелке телевизор. По нему мультики. Василина их смотрит вместе с дедушкой. Назвать их зажиточной семьей язык не поворачивается.

Прокуроры занялись своим делом — опросом. Надя принесла документы. Стали смотреть. Вот свидетельство о рождении. Вот свидетельство об установлении отцовства. Вот справка из Сбербанка о выплатах Пучкову. Но деньги носила почтальонка. По словам Нади, если она не поймает ее на подходе к дому фиктивного отца, то потом она получит на тысячу или две меньше. И не от него, а от сожительницы.

Как-то к Наде пришла подружка. Вникла в ситуацию и потащила в некий фонд защиты детей-инвалидов. А там схватились за историю и раздули так, что я с прокурорами приехал. Что интересно: копейки они Надежде не перевели.

— А сколько, по-вашему, Пучков вам должен?

— Тысяч сто, наверное, так в фонде сказали. Но это неточно. Два года пенсию по инвалидности утаивал. А она большая! 15 тысяч в месяц. Но я уже ничего не хочу!!! Три дня назад приходил Пенсионный фонд. Сказали, что пенсию по инвалидности теперь будут переводить на меня.

— Где ж они раньше были! — вынырнула из-за печки мама и утекла в светелку.

Уходил я растерянный. Сфотографировал Василину. Она тянулась своими ручонками к маме. Видно было, что девчушка несчастный инвалид. И такая любовь шла от них, что у меня окуляр в фотике запотел…

А папу мы искали долго. Дом по адресу заброшенный, нетопленый. Соседи указали на ферму. Там среди собак и канареек его и нашли. Все было уставлено клетками с птицами, которые совсем не пели. На ферме пахло то ли кислыми щами, то ли перебродившим навозом. И кругом грязь. Не до пения.

Пучков встретил нас со своим "адвокатом" Андреем. То ли бухим, то ли возбужденным товарищем, который то и дело пытался запретить мне фотосъемку, перемежая при работниках прокуратуры свой инфинитив отборным матом.

Они три месяца за мною бегали, чтобы я им отцовство дал

— А что она меня опозорила?!! — затягиваясь бычком, вещал на просевшем диване герой нашего повествования под невнятное бормотание телохранителя Андрея. — Они три месяца за мною бегали, чтобы я им отцовство дал. Да на… мне это нужно! Еще девчонку прописал. Зачем? Все до копейки отдавал. Есть расписки. Выпишу ее на… Зачем мне этот… На…

— Покажите расписки, — сказал металлическим голосом следователь. — И прекратите употреблять ненормативную лексику. Делаю вам официальное предупреждение.

Принесли расписки. Их было ровно пять за два года. Каждая на пять тысяч рублей. Это на те деньги, что приносила почтальонка. Остальные транши по 15 тысяч шли прямо на карточку Сергея. Прокурорские переглянулись. И мы вышли.

На моих глазах рушилась структура почти готовой сенсации. Что я увидел в ленте новостей? С фиктивного отца, который спас казахскую девочку, требуют отступного. А что на самом деле?

Надя мне призналась, что в "ВКонтакте" ей уже поступают угрозы. Убирайся в Казахстан со своей девочкой (сообщение отредактировано). А куда ей убираться? Мама и папа живут здесь. Полулегально. Каждые 90 дней отправляются за границу, чтобы вернуться вновь, испить русского гостеприимства.

А знаете, почему денег Надя недополучала? Все просто! Сергей Александрович Пучков как индивидуальный предприниматель (наверное, канареечек разводил) был должен заплатить в фонд социального страхования 39 190 рублей и ровно 86 копеек. Судебные приставы немедленно исполнили платеж при поступлении средств на счет Пучкова. Кроме того, он брал кредит. И по нему тоже платежи и проценты. Короче, денег он и не видел. Поэтому полиция прекратила предварительное расследование, хотя никто заявления так и не подал.

Сидим с прокурорскими, размышляем. Что можно сделать по закону, для того чтобы вернуть деньги ребенку? Гражданину России. Это у него никто не отберет. И полис не отнимут. Будут иски. И будет суд. Деньги, конечно, вернут со временем. На счет мамы. Прокуратура позаботится. Ведь нельзя списывать со счета детские пособия и пенсии по инвалидности. Но что можно сказать человеку, который взялся быть благородным, а потом сдулся? Ничего ему не предъявишь…

А ты, Надя, чем думала, когда обращалась в газету? Тебе бы свечки ставить Спасителю.

Как мельчает благородство. И как обмельчала благодарность. Это все.

Прямая речь

В Свердловской области новорожденного не смогут спасти без полиса ОМС

Римма Бобина, заслуженный работник прокуратуры Российской Федерации. Стаж службы в органах прокуратуры Свердловской области 42 года:

— Ребенок приобретает гражданство Российской Федерации по рождению, если родители являются иностранными гражданами, а государство, гражданами которого являются его родители, не предоставляет ребенку свое гражданство.

В данном случае женщина, родившая ребенка на территории Российской Федерации, должна была обратиться в уполномоченные органы Казахстана. Только при отказе в гражданстве ребенок приобретает гражданство Российской Федерации. Федеральным законом "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" определено, что не допускается отказ в оказании медицинской помощи в экстренной форме, а также в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи. При отсутствии полиса ОМС медицинская организация выставляет счет иностранному гражданину, а в случае его неоплаты информация для расчета направляется в консульство государства, гражданином которого он является. Согласно Федеральному закону от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" на пособия граждан, имеющих детей, выплачиваемые за счет средств федерального бюджета, государственных внебюджетных фондов, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов, не может быть обращено взыскание. В соответствии с Семейным кодексом РФ запись об отце ребенка, родившегося вне брака, производится с согласия матери, которое выражается в совместном письменном заявлении матери и отца ребенка. В дальнейшем отец ребенка через органы ЗАГС не может отказаться от отцовства.