Жительница Самары стала сильнейшей по бодибилдингу среди инвалидов

Общество

Девушка, сидя в инвалидной коляске, со слезами счастья в глазах ответила «да». Многие в окружении подающего большие надежды молодого реабилитолога непонимающе пожимали плечами: «Зачем тебе это, она же еще и старше?» Но Володя Солдаткин и Аня Сайдакова вместе уже шесть лет, за которые она похудела на 25 килограммов и стала чемпионкой России по бодибилдингу.

Жительница Самары стала сильнейшей по бодибилдингу среди инвалидов

Это только у классика все счастливые семьи похожи друг на друга. В жизни же кривая счастья выводит на бесчисленное количество вариантов, объединенных только коротким словом "любовь". Корреспондент "РГ" побывала в гостях у счастливой семьи, которая явно выбивается из стереотипов благополучия.

Дом, где живет любовь

Как и положено, первым навстречу мне вылетел Гагарин: обнюхал и, виляя хвостом, проводил в комнату. Полное имя по паспорту у этого добродушного хаски Хороу Гагарин, ну а для своих — просто Гарик. Как и все в этой семье, пес — спортсмен несмотря на молодой возраст, этой зимой готовится принять участие в первых гонках. Управлять нартами будет Аня, которая встречает меня пока в инвалидной коляске: подтянутая, с милой, почти девичьей улыбкой, в коротенькой спортивной юбочке и кроссовках. Но, зная о ее крепких бицепсах и характере, подтвержденном чемпионским титулом, не сомневаюсь в победе.

Жизнь девушки, как она сама признается, разделилась на две части — до и после травмы. О первых 25 годах и сказать-то особо нечего.

— Жила как овощ, лишь бы время убить. Думала, что когда-нибудь потом стану хирургом или юристом, но дальше мечтаний дело не шло.

Это сегодня она никому руль не доверяет и сама практически ежедневно возит мужа за сорок километров от городского офиса, где располагается их реабилитационный центр, до дачи.

— Я в юности серьезно спортом не занималась, хотя всю жизнь пухлой была, от меня даже холодильник в доме закрывали на замок. Мама и в бассейн водила, и на аэробику. Даже, помню, кодироваться от обжорства куда-то ездили, но только вернулись домой, я тут же нажралась. Теперь-то я знаю, что все проблемы у человека в голове: надо ставить перед собой цель и двигаться к ней несмотря на любые препятствия, в том числе и болезнь, — делится Аня и обводит глазами свою комнату.

Из привычных предметов обихода здесь разве что кровать, все остальное — кубки, медали и многочисленные спортивные снаряды, которые помогают ей и реабилитироваться после травмы, и к соревнованиям готовиться. Все собрано Володиными руками.

Друзей разом не стало

Сегодня о том роковом дне, когда в загородном доме знакомых получила серьезную травму, Аня уже рассказывает спокойно и даже с философским подтекстом.

— Лежа без движения дома, в один момент я перестала пролистывать в голове картинки своей жизни, потому что поняла: они слишком скучные. Но судьба через эту боль дает мне шанс наполнить жизнь смыслом, — рассказывает девушка. — А тогда я поскользнулась на лестнице и рухнула на бетонный пол. От сильного удара посыпался один из позвонков, несколько осколков повредили спинной мозг. Очнулась уже в районной больнице. Местный доктор сказал, что дела мои плохи, но еще семь часов мы ждали, когда придет нейрохирург из областной клиники, чтобы сделать мне операцию.

Мне сделали три операции, но подвижность ног восстановить не удалось. Напала такая тоска, что жить не хотелось. Я лежала дома, многие друзья и даже некоторые родственники перестали со мной общаться. Наверное, думали, что я буду просить у них деньги на лечение, — рассказывает Аня. — Родителям приходилось нянькаться со мной как с ребенком: приносили кушать, мыли в кровати, переворачивали каждые два часа, чтобы не возникали пролежни.

После операции три месяца нельзя было даже сидеть, и все это время, уставившись в потолок, Аня думала о том, что в свои 27 лет уже никому не нужна. Но в какой-то момент вдруг решила: "Все, хватит валяться. Пора осваивать инвалидную коляску и помогать маме по хозяйству!". Пробовала сидеть, преодолевая адскую боль, — сначала минуту, потом две… Затем училась все делать в коляске, например, мыть полы, нагибаться так, чтобы не упасть с кресла. А сегодня чистота в доме полностью на ее плечах. И еще она очень любит готовить и крутить домашние заготовки.

"Зачем ты на ней женишься?"

С будущим мужем Аня познакомилась на турбазе, где инвалиды-колясочники проходили реабилитацию. Володя Солдаткин был там волонтером. Парень тогда учился на факультете адаптивной физической культуры Тольяттинского госуниверситета. "Он сразу мне понравился, — рассказывает девушка. — Я подумала: была не была, позову его к нам на дачу. И он приехал!"

А через год после того дачного уик-энда Владимир сделал Ане предложение, аккурат в день ее рождения.

— Я человек достаточно серьезный. Девушки, с которыми я раньше общался, были какими-то легкомысленными. Аня — другая. Она сама до всего доросла, и неважно, что она в коляске. Важно то, что она настоящая, — говорит Владимир. — Мы отмечали Анин день рождения, и именно тогда я сделал ей предложение. Обычно что в таких случаях предлагают? Руку и сердце. А я предложил сердце и ноги!

— Я, когда это услышала, конечно, разревелась. И согласилась, — говорит Аня.

— Свадьбу сыграли через три месяца. Для торжества искали белое платье, да не получилось. Не приспособлена эта красота для инвалидной коляски — колесам мешает. Поэтому ограничились белоснежным мини и джинсовой жилеткой, получилось в байкерском стиле. А у мужа все друзья, да и он сам — байкеры, так что вполне гармонично смотрелось, — вспоминает Аня, показывая семейные фото.

Однако далеко не все из Володиного окружения выбор его одобрили.

— Многие не понимали, зачем я это делаю, — рассказывает глава семьи. — Но зато потом, когда увидели, какая у меня жена, каких успехов мы вместе добились, стали завидовать. Для меня же никаких открытий не было. Моя будущая профессия, когда мы только познакомились, была связана именно с физической культурой для людей с ограниченными возможностями, поэтому я четко представлял себе, кто такие инвалиды-колясочники. Это абсолютно такие же люди, как и мы все. А потом ведь мои друзья-байкеры понимают, каким опасным спортом занимаются и что в любую минуту сами рискуют попасть в инвалидную коляску. Поэтому Аню они всегда поддерживали.

Спрашиваю Володю, не испугали ли его трудности, что большую часть работы придется делать самому, а он в ответ:

— Ничего подобного, Аня почти со всем сама справляется, не только себя одеть и обслужить может. Разве что выгул собаки на мне. Было время, когда я в двух местах работал до десяти вечера, и она одна приезжала домой, добиралась до подъезда по разрытому двору, парковала машину.

Спорт, здоровье и любовь

Серьезно заниматься спортом Аня начала уже после свадьбы, в 2011 году. Тогда она в очередной раз решила похудеть.

— Стрелка весов зашкаливала за 80 килограммов, стыдно было, — признается она. — За два года довела свой вес до 55-ти. Муж помогал, разрабатывал для меня специальные диеты и программы реабилитации. И как-то само собой получилось, что мы начали заниматься бодибилдингом.

Уже на первых областных соревнованиях девушка заняла третье место. Неплохо для новичка, но участие ради участия, как сама признается, не для нее.

Сегодня Анна Сайдакова — чемпионка России по бодибилдингу среди спортсменов в инвалидной коляске. Вот только сильных соперников у нее мало. Уходят девушки из этого спорта. Причин много, но главное, что все приходится делать за свой счет: оплачивать дорогу, гостиницу. Одна только подготовка к соревнованиям стоит около 300 тысяч рублей, а призовые — максимум пять…

— Вместе со спортивными успехами я перестала бояться общения с незнакомыми людьми. Если у меня есть цель, рано или поздно я добьюсь результата, — с железной ноткой в голосе говорит Анна. — Например, мой дом и двор. В подъезде есть отстегивающийся пандус. То есть его нужно отстегнуть, положить на лестницу, потом поднять обратно. Это занимает много времени и сил. Да и в разложенном состоянии пандус наклонен под очень большим углом, что даже мне не забраться. Лестницы для меня — до сих пор самая большая преграда. Поэтому я выхожу из дому только с супругом, который скатывает меня прямо по ступеням. Дальше заснеженный двор. Его мне тоже не преодолеть. Тогда Вова берет лопату, чистит мне дорожку до машины и вокруг нее. Мы уезжаем, а когда возвращаемся, почищенное место уже занято. И тут начинается все сначала.

Третий в лодке, не считая Гагарина

— Мы вместе шесть лет и конечно думаем о ребенке, — признается Владимир — Но сначала надо крепко встать на ноги. В прямом смысле слова у Ани уже есть улучшения. Сегодня у меня уже зарплата нормальная, и она работает менеджером в медцентре. Но пока в приоритете спорт, а к бодибилдингу добавился ездовой.

Прошлым летом в реабилитационный центр, где Володя с Аней работают, зашел президент федерации ездового спорта в Самарской области Юрий Котов и попросил подобрать ему из числа инвалидов-колясочников, человека с сильными руками и плечами. Володя не долго размышлял, сразу про Аню вспомнил. Руки у нее сильные, характер тоже. До гонок тогда оставалось всего полгода, и не было у них еще ни навыков, ни специальных нарт, ни псов ездовых.

— У меня глаза загорелись. О хаски мы мечтали давно, хотя собаки ни у кого не было даже в детстве, да еще и нарты надо было делать, а их для каждого спортсмена собирают индивидуально, особенно для колясочников. Хорошо, что с этим нам помогают спонсоры и федерация.

Так в их доме и появился Гагарин, на которого ушли все деньги, скопленные семьей на мотоцикл. Пришлось под него половину квартиры переделать. На мотоцикл уже не хватило. Аня хоть в официальном забеге в прошлом феврале и не участвовала, но в упряжке проехала. Теперь вот готовится заявиться в грядущем сезоне. Кстати, если щенок хаски стоит 25-30 тысяч рублей, то подготовленная к гонкам двухлетняя собака вырастает в цене до миллиона. Гагарин себе цену знает, но на шее хозяев, по мере сил, старается не сидеть, уже выиграл себе 15-килограмовый мешок корма.

— А вы когда-нибудь ссоритесь, — спрашиваю в надежде найти брешь в слишком уже сладостной картине бытия?

В комнате повисает пауза (слышно только как попискивает игрушка в зубах собаки), ребята переглядываются, а потом хором выдают:

— Нам просто некогда, наверное.