Геннадий Бочаров: Ничто не похоже на костры Африки

Общество

Небесный молот ливня в африканской саванне обрушивается на «ланд ровер». Оранжевая пыль узкой дороги превращается в оранжевое месиво. Останавливаемся. Натягиваем тент, укрываем автомашины. Помощник президента Анголы Агостиньо Нето — подтянутый Мануэль Антонио, отвечающий за нашу безопасность, говорит водителю: «Буш, в Луанде мы должны быть до полуночи. Самолет на Москву рано утром. Журналисты должны успеть. Следующий только через 8 суток».

Журналистов двое: Евгений Кубичев и я. Два часа назад мы провели беседу с директором Национального парка Кисама Жуаном Альмейдо. Это было последним редакционным заданием в африканской командировке. Теперь мы буксуем в центр парка. По саванне рыскают банды УНИТА, тяжелые бои прекратились, но вооруженные стычки продолжаются. Многие районы еще заминированы. Буш едва выжимает 10 км/час. До асфальтовой дороги вдоль океана не меньше 40 км.

Низко пролетает вертолет "Пума". Пересекает наш земной путь. В момент пересечения дороги от него (судя по маркировке) отлетает крепежный болт. Падает под колеса "ланд ровера". Правый передний баллон — в клочья. Запаска есть. Но домкрат тонет в грязи. Подложить под пяту домкрата нечего. Находим белые кости буйвола. Бесполезно. Час, два, три под дождем. Опоздание на рейс становится реальностью.

Выручает чистейшая случайность: нас обнаруживает жена директора парка Мири. В ее машине есть все. Вскоре мы уже мчимся по асфальту. Слева штормящий океан. Справа — табанки и костры. Ничто не похоже на костры Африки. В Африке костры светят. В России греют, а в мире множат пепел строений и тел. На выступах каньона — тонконогие черные птицы. Птицы предназначены для вещих гаданий.

На рейс мы едва успеваем. Облегчение, как после отмены казни.

…Следующий самолет из Луанды в Москву, как и ожидалось, вылетел через 8 суток. На его борту находились измученные войной ангольские дети. В СССР их ожидал "Артек". При подлете к Малабо самолет врезался в гору, взорвался и сгорел на одном из ее склонов.

Маленькие пассажиры не успели сделать мир лучше.

Геннадий Бочаров: Ничто не похоже на костры Африки